Nota Bene!
Мы в сети
Контакты

Институт права и публичной политики

Адрес (не использовать для корреспонденции): 129090, Москва, ул. Щепкина, д.8, info@mail-ilpp.ru

Почтовый адрес: 129090, Москва, а/я 140

Телефоны: (495) 608 6959, 608 6635

Факс: (495) 608 6915

Схема проезда
ПНВТСРЧТПТСБВС
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
       

19.06.2019 Суд поддержал ФСИН, отказавшую «Новой газете» в проведении интервью с заключённым

Юристы Института права и публичной политики, представляющие интересы издания, намерены обжаловать решение суда.

Старший юрист Института Ольга Подоплелова заметила, что дело затрагивает известные проблемы взаимодействия с системой ФСИН России: её закрытость и нетерпимость к любому общественному контролю. Однако в нём впервые в качестве заявителя выступает СМИ, которое пытается решить вопрос о том, каков порядок получения журналистами доступа в колонию для проведения интервью с заключённым. В настоящее время ФСИН настаивает на том, что может абсолютно произвольно решать, кого допускать в колонии, на практике создавая привилегии для журналистов государственных СМИ и препятствия для представителей независимых изданий, считает юрист.

Сегодня, 19 июня, Замоскворецкий районный суд Москвы отказал в удовлетворении иска «Новой газеты» к Федеральной службе исполнения наказаний. Издание обратилось в суд, получив немотивированный отказ со стороны ФСИН на проведение интервью с экс-мэром Ярославля Евгением Урлашовым. Административный иск в защиту интересов издания был подан в апреле юристами Института права и публичной политики Ольгой Подоплеловой и Григорием Вайпаном.

В исковом заявлении «Новая газета» указала, что немотивированный отказ ФСИН России в доступе журналиста в исправительное учреждение для проведения интервью и отказ предоставить альтернативные варианты для посещения заключённого в колонии нарушает право СМИ на свободный поиск, получение и распространение информации, а также право на свободу выражения мнения. Издание просило признать незаконным отказ ФСИН в допуске журналиста в колонию к заключенному для проведения интервью и обязать ведомство предоставить такую возможность.

Сегодня во время судебного заседания представитель «Новой газеты» Ольга Подоплелова отметила, что в этом деле два основополагающих аспекта.

Первый связан с принципиальной немотивированностью ответа, направленного со стороны ФСИН. «Первоначальный ответ, который мы получили, содержал всего лишь три строчки, из них не было понятно, по каким причинам журналист издания не допускался в колонию для интервьюирования заключённого. Законодательство… содержит прямое обязательство мотивировать ответ… Требование мотивированности ответов содержится в практике Конституционного Суда и Европейского Суда по правам человека», – указала юрист.

Еще один важный аспект – отказ ФСИН в предоставлении альтернативных вариантов интервьюирования заключённого. Юрист Института пояснила, что на государстве лежит позитивное обязательство обеспечить право на получение и распространение информации. У журналистов есть только один способ реализации этого права – обращение либо в колонию, либо в центральный аппарат ФСИН с просьбой предоставить доступ к заключённому. Письменное и телефонное интервью не могут стать альтернативой, поскольку телефонные переговоры и переписка заключённого подвергаются цензуре. «[В отношении этих способов интервьюирования] Мы не можем сказать, что человек, который находится под контролем государства, полностью свободен в выражении своего мнения и может не бояться репрессий в отношении него в связи с мыслями, которые он высказывает в интервью», – объяснила Ольга Подоплелова.

Юрист Института также ходатайствовала о приобщении к материалам дела скриншота видеоинтервью телеканала «Россия-24» с заключённым Евгением Урлашовым, о встрече с которым просила «Новая газета». Представитель «Новой газеты» подчеркнула, что имеет место избирательное правоприменение: «ФСИН России никаким образом не мотивирует свой отказ [предоставить возможность для проведения интервью «Новой газете»], но тем не менее допускает к нему других журналистов».

Представитель ФСИН, аргументируя обоснованность отказов в проведении интервью, заметил: «Сам по себе отказ в предоставлении такой возможности исполнялся не только пресс-бюро. Делались запросы в соответствующие структурные подразделения. Данная возможность проверялась». Он попросил приобщить к делу копии писем врио начальника ГОУ ФСИН России и начальника Управления режима и надзора ФСИН России, которые были отправлены начальнику пресс-бюро УД ФСИН России в ответ на её запросы. В ответах говорится, что возглавляемые ими подразделения не считают целесообразным проведение интервью.

Представитель «Новой газеты» попросила представителя ведомства разъяснить, как ФСИН оценивает целесообразность проведения интервью:

– В тех документах, которые вы приобщили к материалам дела, как вы понимаете слово «нецелесообразный»?

– Я могу вам сказать значение слова. Вы его не знаете?

– Я как раз знаю значение слов «целесообразность» и «нецелесообразность». Меня интересует, почему ФСИН России считает себя уполномоченной оценивать целесообразность или нецелесообразность предоставления [возможности провести интервью].

– Это прямо предусмотрено ч. 3 ст. 24 УИК («Представители средств массовой информации и иные лица имеют право посещать учреждения и органы, исполняющие наказания, по специальному разрешению администрации этих учреждений и органов либо вышестоящих органов»). Именно федеральный орган власти… принимает данное решение.

– В ч. 3 ст. 24 УИК речь идёт о специальном разрешении администрации учреждения или вышестоящих органов. Речь не идёт о том, что такие органы вправе оценивать целесообразность проведения конкретного интервью. Поэтому я не убеждена бумагами (ответами подразделений ФСИН на запросы пресс-бюро ФСИН), которые представил представитель ответчика.

Представитель ФСИН также указал, что законодательство не требует от ФСИН мотивировать отказ в предоставлении возможности проинтервьюировать заключённого. Как не требует и озаботиться альтернативными вариантами организовать встречу журналиста с осуждённым. «Данный отказ может быть мотивирован, например, по соображениям оперативной какой-то обстановки», – предположил он.

Отдельно представитель ведомства указал, что никто не запрещает «Новой газете» отправить во ФСИН России повторный запрос: «Может быть, сегодня одна обстановка, завтра другая. Ситуация может быть различна».

«Мы так можем вечно обращаться во ФСИН, каждый раз мы будем получать те же самые три строчки со ссылкой на ч. 3 ст. 24 УИК. И нет никакой надежды, что в следующий раз ФСИН ответственно подойдёт к своей обязанности обеспечивать право на получение и распространение информации, – заметила Ольга Подоплелова. – Принципиально важно, чтобы каждый ответ был, во-первых, мотивирован, во-вторых, содержал в случае невозможности организации интервьюирования в указанное время какие-то другие варианты, которые ФСИН России посчитает возможным организовать в разумный срок с момента получения запроса».

Судья решила уточнить, каким, по мнению представителя «Новой газеты», может быть механизм предоставления альтернативных вариантов организации интервью:

– Другие варианты – что вы подразумеваете под этим?

– Другое время в пределах разумного строка с момента получения запроса.

– Ну а вдруг они вам предложат другое время, а в это время там что-то произойдёт из ряда вон выходящее. Например, кто-то заболеет, будет введён карантин. Как можно предусмотреть?

– Такие моменты, конечно, должны решаться на основании конкретных фактических обстоятельств дела, мне сложно говорить гипотетически. Но с учётом того, что ФСИН обладает полнотой информации о том, что происходит в колонии, я полагаю, что они вполне могут… (Судья прервала юриста Института.)

– Но ФСИН России не может же предвидеть, что через неделю, например, кто-то заболеет. Не может же…

– Уважаемый суд, это гипотетическая всё же ситуация, мы говорим о конкретном деле Евгения Урлашова, к которому не допустили представителей «Новой газеты».

– Я имею в виду, что если заболеет кто-то, то могут ввести карантин.

– Если вводится карантин, ФСИН России не лишена возможности определить иное время… (Судья снова прервала юриста Института.)

– Дополнительно поставить в известность, что сейчас невозможно, давайте проведём в другой день? По вашему мнению, это должно выглядеть примерно так, правильно я понимаю?

– Совершенно верно.

Суд недолго пробыл в совещательной комнате и, вернувшись, отказал в удовлетворении иска «Новой газеты».

Старший юрист Института права и публичной политики заметила, что дело затрагивает известные проблемы взаимодействия с системой ФСИН России: её закрытость и нетерпимость к любому общественному контролю. Однако в нём впервые в качестве заявителя выступает СМИ, которое пытается решить вопрос о том, каков порядок получения журналистами доступа в колонию для проведения интервью с заключённым. «ФСИН настаивает на том, что может абсолютно произвольно решать, кого допускать в колонии, на практике создавая привилегии для журналистов государственных СМИ и препятствия для представителей независимых изданий», – пояснила представитель «Новой газеты». Она также сообщила, что на решение будет подана апелляционная жалоба.

 
Быть в курсе!

Внимание! Нажимая кнопку «Подписаться», вы соглашаетесь с условиями обработки персональных данных

Наши журналы
Конкурс по конституционному правосудию «Хрустальная Фемида»
Конкурс по конституционному правосудию «Хрустальная Фемида»
Галереи

Политика конфиденциальности