Nota Bene!
Мы в сети
Контакты

Институт права и публичной политики

Адрес (не использовать для корреспонденции): 129090, Москва, ул. Щепкина, д.8, info@mail-ilpp.ru

Почтовый адрес: 129090, Москва, а/я 140

Телефоны: (495) 608 6959, 608 6635

Факс: (495) 608 6915

Схема проезда
ПНВТСРЧТПТСБВС
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
       

29.05.2019 Григорий Вайпан: «Юристы – в поддержку юристов»

Руководитель судебной практики Института права и публичной политики рассказал, как ИППП может помочь адвокатам, которые ведут дела pro bono в интересах корпорации.

С таким докладом он выступил на конференции «Pro bono в адвокатуре сегодня и завтра», организованной проектом «Голос адвоката». Мероприятие состоялось 25 мая в Санкт-Петербурге.

Все выступления на конференции так или иначе касались вопросов, кому и как адвокат может оказывать помощь pro bono. Но Григорий Вайпан подробно остановился на другом вопросе – кто и как может помочь адвокату оказывать юридическую помощь pro bono. «Адвокат, который оказывает такую помощь, не должен чувствовать себя одиноко и вправе рассчитывать на поддержку», – уверен он.

На примере Института права и публичной политики Григорий Вайпан рассказал, как именно правовые НКО могут быть полезны адвокатам.

Подача независимых экспертных заключений «друзей суда» в КС и ЕСПЧ

Он пояснил, что адвокат, который ведёт дело в Конституционном Суде, концентрируется на фактах дела и применённых правовых нормах. Часто у защитника недостаточно времени и квалификации для того, чтобы предоставить КС информацию о международных стандартах, имеющих значение для дела, и проанализировать регулирование рассматриваемой проблемы в других правопорядках.

Однако с 2017 г. в регламенте КС прямо предусмотрена возможность подачи инициативных научных заключений по делам, которые рассматривает Суд. Это значит, что любая организация, которая осуществляет научную деятельность в сфере права, или любой учёный-юрист могут представить в КС свое заключение, которое затрагивает тематику рассматриваемого дела. «Наш Конституционный Суд в отличие от остальных российских судов, во-первых, предусмотрел возможность подачи таких заключений; во-вторых, он эти заключения читает; в-третьих, нередко принимает во внимание», – подчеркнул представитель Института.

Он привёл в пример дело об обысках у адвокатов, известное в адвокатском сообществе как «дело Баляна и других». Когда жалоба по нему поступила в Конституционный Суд, Институт направил сравнительно-правовое заключение, в котором показал, как регулируется этот вопрос в других странах, входящих в Совет Европы.

«У нас было три основных тезиса о разнице между законодательством других европейских стран и российским уголовно-процессуальным законодательством на тот момент.

Во-первых, российское… законодательство не устанавливало никакой особый статус для документов, которые составляют адвокатскую тайну при обыске. Единственное, что [оно] содержало… на тот момент, – это требование судебного решения. Но никаких сущностных ограничений, которые бы защищали адвокатскую тайну… не было. И мы приводили примеры конкретных правопорядков: в большинстве из них законодательство прямо требует сохранения адвокатской тайны при обысках.

Второй тезис – ограничение предмета обыска конкретными предметами и документами. У нас было написано просто в УПК: “документы, материалы, имеющие значение для уголовного дела”. В европейских национальных правопорядках были специальные ограничения. Если это обыск у адвоката, должны быть [указаны] конкретные предметы, конкретные документы.

И третье, самое интересное, – присутствие независимого наблюдателя от адвокатской корпорации при обыске у адвоката. Такое регулирование существует в целом ряде европейских стран. И Европейский Суд по правам человека обращал внимание в трёх постановлениях по делам против России на отсутствие независимого наблюдателя как на фактор незаконности, неправомерности обыска», – рассказал Григорий Вайпан.

Итогом рассмотрения этого дела в КС стало Постановление № 33-П от 17 декабря 2015 г., в котором Суд в форме конституционно-правового толкования согласился с двумя первыми тезисами. Однако институт независимых наблюдателей от адвокатской корпорации всё же был введён в российское уголовно-процессуальное законодательство через полтора года. Таким образом, заключения «друга суда», которые подаются в Конституционный Суд, могут иметь значение для непосредственного исхода дела в КС, а также найти отражение в законодательстве», – заметил руководитель судебной практики Института.

Он также напомнил, что процедура участия «друзей суда» или третьих лиц давно существует в ЕСПЧ: «Если вы как адвокат ведёте дело pro bono в интересах других адвокатов, в том числе о защите прав адвокатов, то это способ, которым вы можете привлечь внимание суда к проблеме, это способ, которым вы можете дополнительно мобилизовать сообщество».

Мониторинг, сбор и обобщение информации о существующей практике, демонстрация масштаба проблемы

Если адвокат ведёт дело pro bono, он в первую очередь тратит время на подготовку процессуальных документов, участие в судебных заседаниях. Часто ему некогда заниматься анализом разрозненной информации. «Вот здесь правовые НКО могут вам помочь. Это может быть помощь трёх видов – помощь с обзорами практики, помощь с переводами иностранных документов, помощь с мониторингом и систематизацией тех нарушений, на которые вы жалуетесь в стратегический суд», – перечислил Григорий Вайпан.

Так, Институт права и публичной политики в рамках проекта по защите прав адвокатов в своё время подготовил обзор практики Конституционного Суда по вопросам, касающимся профессиональных прав адвокатов, обзор практики ЕСПЧ по защите профессиональных прав адвокатов и перевёл на русский язык обзор ЕСПЧ по делам о защите адвокатской тайны.

Объясняя важность этой работы, Григорий Вайпан указал на необходимость демонстрации Суду масштаба проблемы. «Наш Конституционный Суд очень большое внимание этому уделяет. Сама по себе компетенция КС так выстроена, что вы не можете жаловаться на единичное нарушение – вы должны жаловаться либо на противоречия, пробелы, на неконституционные формулировки закона; либо на сложившуюся практику применения этого закона, которая противоречит Конституции. Если вы этого… не показываете, то ваша жалоба идёт в мусорную корзину», – пояснил он.

Так, в настоящее время Институт активно работает над систематизацией нарушений прав адвокатов со стороны сотрудников ФСИН. Итогом недавнего круглого стола по этой теме стал список самых распространённых нарушений, с которыми сталкиваются защитники при работе с УИС.

Обращение в специализированные международные органы

Все юристы знают о Конституционном Суде и Европейском Суде, но это далеко не все существующие правовые инструменты, которые могут быть полезны адвокатам. «Ландшафт гораздо более богатый. И часто адвокаты могут использовать малоизвестные механизмы – например, механизмы ООН, – которые позволяют привлечь внимание к проблеме. А часто помочь с её решением», – уверен Григорий Вайпан.

Сейчас пост специального докладчика ООН по положению правозащитников занимает Мишель Форст. Он, в частности, известен тем, что подал в ЕСПЧ заключение «друга суда» в деле о некоммерческих организациях - иностранных агентах. Дело инициировали 61 НКО против России.

«К специальному докладчику можно обратиться с индивидуальной жалобой. Так же, как мы пишем в наши надзорные органы, мы можем написать в… ООН – сообщить о конкретном нарушении, – объяснил Григорий Вайпан. – Например, мы недавно сделали это по делу об обысках в квартире родственников Александра Передрука – правозащитника из Санкт-Петербурга».

По словам Вайпана, у специального докладчика есть много разных инструментов, и этим он выгодно отличается от суда. Суд может только удовлетворить жалобу или отказать в удовлетворении. А специальный докладчик может взаимодействовать с правительством, давать рекомендации, включать информацию из жалоб в свои регулярные отчёты и доклады Совету по правам человека. Более того, он может подать заключение в поддержку конкретной жалобы в национальный или международный суд.

Григорий Вайпан в ходе выступления отдельно подчёркивал, что все названные им формы взаимодействия с НКО практически всегда сопровождаются публикациями в СМИ. Подача экспертного заключения в Конституционный Суд; статистика и цифры из обзоров, демонстрирующих масштаб проблем; факт обращения в ООН служат хорошими информационными поводами для журналистов. Они помогают донести до общественности серьёзность проблемы, которую ставят адвокаты перед стратегическими судами.

В конце своего выступления Григорий Вайпан выразил надежду, что в перспективе дела pro bono станут в том числе поводом для консолидации усилий адвокатов и других участников некоммерческого сектора. «Будущее будет следующим: юристы в поддержку юристов. Адвокат, который работает pro bono, – это одна голова. Одна голова хорошо, но чем больше голов – тем лучше», – заключил он.

Посмотреть выступление можно здесь: https://www.youtube.com/watch?v=FGFUOjHIkps

 

 
Быть в курсе!

Внимание! Нажимая кнопку «Подписаться», вы соглашаетесь с условиями обработки персональных данных

Наши журналы
Конкурс по конституционному правосудию «Хрустальная Фемида»
Конкурс по конституционному правосудию «Хрустальная Фемида»
Галереи

Политика конфиденциальности